Путь одного и каждого

Данная статья пока не завершена


рейтинг: +3+x

Верил ли он в жизнь после смерти? Сомнительно. Полевой агент Владислав Кромов редко предавался философским мыслям, тем более, о таком абстрактном и непонятном явлении, как смерть, и то, что может быть после неё. Из курса биологии он знал, что смерть - это остановка жизненных процессов (прекращался обмен веществ вследствие остановки сердца и легких, отсутствие мозговой активности и последующее разрушение тела). Уже работая на Фонд, он открыл для себя новые её грани, позволяющие существовать человеку и после потери своего тела, проявляя при этом черты личности, обладая знаниями и имея определённые навыки коммуникации. Поэтому смерть для него не имела такого уж страшного значения, как для обычного обывателя.

С другой стороны, даже Организация не обладала исчерпывающей информацией, что именно находится по ту сторону жизни. Гипотез было множество, однако Владислав, в связи со своей профессиональной деятельностью, в подробности вдаваться не стал, лишь краем уха уловив суть разговора между двумя научными сотрудниками, яро обсуждающими данный вопрос. Теперь, потеряв своё тело и перешагнув заветную черту, он имел массу времени на то, чтобы вспомнить и обдумать каждое мгновение своей жизни.

Он вспомнил момент своей кончины.
Обычное задание. Начинало смеркаться, их отряд прибыл на место с целью захвата и транспортировки нового объекта класса Евклид. Смерть наступила быстро и безболезненно. Пуля, выпущенная из крупнокалиберной винтовки снайпером Повстанцев Хаоса, разнесла его череп и отбросила на несколько шагов. В тот день были убиты ещё трое сотрудников Фонда. Операция завершилась неудачно, поскольку противники успели взорвать здание и погребли под обломками себя и SCP-объект, в результате чего последний был уничтожен.

Владислав всё это видел, созерцая происходящее через призму новых и очень необычных ощущений. Привычное понятие трёхмерного мира было нагло попрано новой действительностью, и она диктовала уже свои правила. Первым, что тогда его поразило, было даже не наличие духов и призраков, щедро заполняющих собой пространство, а глубина всего, что попадало в поле его зрения. Зрения ли? Он больше ощущал происходящее, нежели видел. Все объекты, видимые и незримые при жизни, были настолько глубоки, настолько великий и объёмный смысл был в них заложен, что сознание разрывалось от потока противоречивой информации. Обычные вещи, повседневно встречаемые им, будь то асфальт или же фонарный столб, вмещали в себе множественность значений и смыслов. В тот момент он не смог найти слов для описания того, что испытал, и лишь сейчас, уже проведя десятки дней за гранью смерти, он понял, что слов для этого попросту не существует. Нет возможности скудному человеческому языку вместить в себе всю глубину новых ощущений.

Он вспомнил Евклид - цель их миссии. Это был металлический контейнер объёмом 40-50 литров, внутри находилось вещество, излучающее лёгкое свечение. То, как ощущал его тогда Кромов, сложно передать иными словами, кроме как "Ужас" и "Благоговение" одновременно. Вещество столь омерзительное и прекрасное, что вызывало трепет всего естества на каком-то глубинном, заложенном в саму суть, уровне. Первой аналогией, пришедшей тогда на ум, был взрыв атомной бомбы: глобальный стихийный катаклизм, способный стереть в пыль очень и очень многое. Сила, природа которой уходит в утробу мироздания, которая чужда и неестественна, однако абсолютно совершенна и чиста, вызывала восхищение. И больно было наблюдать, как нечто столь великое было разрушено. Оно разливалось и угасало, теряя своё величие с каждым мигом и превратилось в итоге в ничтожные останки божественного.

Божество… Размышляя об этом, он так и не смог найти для себя ответ, есть ли Бог или же вся эта величественная конструкция мира - результат причинно-следственной связи тех или иных факторов. Принять второй вариант он уже не мог, поскольку всё, что он познал, несло в себе частицу невообразимого великолепия, порядок и структура которой не поддавались сомнению. Чуть погодя, он пришёл к мнению, что Бог - есть всё, а всё - есть Бог, и никак иначе. Любая частица действительного всегда являлась неотъемлемой частью Единого. На этом заключении он и решил остановиться, отведя поиск ответов на более позднее время.

Многие религии мира преподносят своим последователям учения, в которых описывают человеческие души и их посмертное пребывание в загробном мире. Кромов не встретил ничего подобного… В момент смерти не было светлого тоннеля, не было ангелов или демонов, стремящихся отправить его куда бы то ни было, пред ним не появились врата, и он не ощутил нирвану. Перед ним лишь открылась завеса, которая мешала ему воспринимать многогранность бытия. Теперь, словно губка, он стал впитывать в себя истину, познавая природу живой и неживой материи. Сперва он осознал природу всего, что находилось в его поле зрения. После он понял, что не видит необходимости передвигаться в привычном понимании этого слова. Само пространство перестало иметь какое-либо значение, так как он уже стал частью всего сущего, потому и не было необходимости как-либо менять своё положение, достаточно было чуть дальше раскрыть свои ощущения.

Час за часом сознание растягивалось во все стороны, изучая и принимая всё, что попадало в его пределы. Особое внимание и продолжительное время он уделил филиалам Организации, щедро рассыпанным по земному шару. SCP-объекты, частицы невообразимой божественной безупречности, восхищали своей многогранностью и необычайным смыслом, радикально отличающимся от обычных вещей и материй. Каждый из них был шедевром, описывающим всё новые и новые грани мироздания, заключающим в себе законы и порядки, столь далёкие от понимания живущих. Сейчас он всё воспринимал отчётливо, проникая в самую суть и принимая его.

После того, как он принял всё, что могла преподнести ему планета Земля, его разум устремился в космос, расширяясь всё больше, дотягиваясь до других частиц и шедевров, коими так богат необъятный мир. Время перестало существовать для него, а сознание растянулось уже на тысячи световых лет, принимая всё новые грани и краски. Всё дальше и дальше, всё быстрее проникая в мироздание, теряя при этом значение своего "Я", свою исключительность. Имя, данное при рождении и служившее всю жизнь, также перестало иметь значение, а время от рождения и до смерти стало лишь кратким мигом, поверхностным, но имеющим свои отличительные и неотразимые эпизоды.
Его личность начала растворяться, вбирая в себя бесчисленные знания и глубокое понимание действительности. И вот, в какой-то момент, который нельзя отметить ни одним значимым событием на пути его познания, он прекратил существовать, слившись воедино со всей необъятной вселенной. Он стал всем, а всё стало им. Всё так, как он представлял себе в начале своего великого путешествия. Он стал Богом. Он им был с самого начала…

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License