Время и человеческий фактор

Данная статья пока не завершена


рейтинг: 0+x

Приказ Совета О5 по Инциденту ████-██.
Для предотвращения повторения инцидента ████-██ советом О5 было принято решение: провести дополнительные расследования некоторых, предположительно аналогичных происшествий. Для этого отделу Хронос приказывается разослать в указанные временные зоны (см. Дополнение-1) «красные письма» с соответствующими инструкциями (см. Дополнение-2). Все результаты и доклады, согласно дополнению-2, должны сохраняться в особый архив Хроноса №███ (создан первым получившим сообщение ██.██.████) и находиться в режиме информационной блокировки до 20.03.2███. Столь длинная цепь сообщений, несомненно, вызовет вмешательство в процесс передачи сущностей, известных как «Регуляторы», поэтому от отдела требуется соблюдать максимальный уровень секретности.

15:00

Виктор сидел рядом с пустой взлётной площадкой, разглядывая облака и мечтая, что безопасная работа оператора будет выпадать ему чаще. Опергруппа, которой предстояло руководить, вылетела и уже должна была приземлиться. Работа в отделе Хронос позволяет ему не спеша наслаждаться погодой, даже если напряжённая миссия началась в шесть утра, всё равно ещё есть пара часов в запасе. Увидев своего припозднившегося помощника около ангара, Виктор помахал рукой.
– День добрый, – сказал Петр, подходя к скамейке, – давно не виделись.
– И тебе тоже, – ответил он, вставая, – операции, одна за другой, два дня за один. У тебя-то как дела?
– Жив ещё. Читал отчёт о последнем задании. Что там случилось? Вам встретился регулятор?
–Он самый. Видимо, где-то перед этим наследили. Ты же ещё не встречался с ними, да? – Пётр кивнул головой, и Виктор продолжил. – Появился из ниоткуда и приказал остановиться. Стрелять в них бессмысленно, бежать тоже. Мы сложили оружие и просто ждали, всё по инструкции. Очнулись все там, откуда начали, с оплавленными счётчиками. Собственно, вот и вся история. Почти вся.
– Макс погиб.
– Да, выстрелил в него с перепугу. Обидно за парня. Сгорел от одного касания.
– Что они такое, нам говорили про них, но…
– Кто знает. Регуляторы ничего не говорят нам, только мешают. Эти козлы сорвали чёртову кучу операций, – рассказывал оперативник, прокручивая в голове воспоминания. – Поэтому у наших спецотрядов нет единой формы, доклады с операций удаляются, а снаряжение не отмечено в каталогах Фонда и настроено глушить всё вокруг: от радиосигналов до телепатии. Нельзя оставлять следов в истории, если не хотим попасться. Ну, сейчас-то речь о другом, ты ознакомился с делом?
– Да, всё, что не попало под информационную блокаду, я прочитал. Инцидент произошёл в Зоне 304, связь полностью оборвалась менее двенадцати часов назад. Опергруппа выслана напрямую. Среди объектов на содержании в основном гуманоиды класса Евклид, но есть и пара Кетеров. Зона почти полностью автоматизирована. Персонал минимальный.
– Так значит, добудь по этим двоим всю информацию, а я пока проинструктирую бойцов. Сейчас три часа, вылет был в одиннадцать, ставь счётчик на 6 часов назад, – скомандовал Виктор, на секунду задумавшись. Смысл говорить назад, если вперёд ещё не кому попасть не удавалось.

Оба сотрудника коснулись устройств у себя на запястьях, и в тот же миг площадка опустела.

10:50

На взлётной площадке было шумно, к вылету готовился беспилотный боевой вертолёт. Техники спешно отключали устройства в снаряжении, способные нарушить условия содержания объектов. Окружённый отрядом из десяти бойцов Виктор объяснял поставленные задачи, рассказывая обо всём, что удалось разузнать до введения блокады.
В тот день на всей базе отдела Хронос царила суматоха. В шесть утра была полностью утрачена связь с Зоной содержания 304, и причиной тому могло послужить что угодно: НУС, вражеское нападение или же всё сразу. Отдел сразу же взялся за дело, введя режим информационной блокады. Все контакты с Зоной 304 пресеклись, и сейчас никто не знает, что там произошло. Будущее нельзя переписать, это известно всем в отделе, однако пока про него не знаешь, всё, что может случиться, зависит только от тебя. Подготовка была почти завершена, но отправку отряда прервало длительное совещание с руководством на тему «превышения полномочий» и «целесообразности». Перемещения во времени всё ещё считались крайней мерой, хоть и весьма эффективной.

Трудно спасать положение, подумал Виктор, когда начальство тратит твоё время. Не то чтобы его было мало, но двенадцатичасовой предел перемещения они отменить приказом не смогут. Он находился в единственном спокойном месте на всей базе – комнате операторов, лишь гудение капсулы гибернации нарушало тишину. На мониторе открылся архив с сообщениями из Зоны 304 – стандартная тысяча секретных файлов без даты отправления и размера, большинство из них просто пустышки. Всё было продумано, чтобы будущее осталось неопределённым. Последовательно открывая каждый из сообщений, операторы пройдут весь путь с отрядом от начала до конца. Можно начинать.

Бойцы отряда один за другим просыпались в кабине вертолёта. Беспилотник приземлился около Зоны 304.
– Посадочная площадка цела, уже хороший знак – приободрил бойцов командир – сейчас 17:00, инцидент произошёл в 5 утра по местному времени, минус час из-за смены пояса. Вы знаете поставленные задачи – узнать причину обрыва связи и удержать цып в своих камерах. Мы разведывательный отряд, так что в случае проблем вызываем подкрепление. Так, счетчик на минус одиннадцать часов, все разом.
Пол исчез из под ног, как и сам вертолёт, заставив отряд приземлиться на бетон с метровой высоты. К командиру подошло четверо сотрудников службы охраны и передали ему карту памяти с командами от операторов отдела.

11:20 / 6:05

Виктор, не дождавшись Петра, открыл первый файл – подтверждение контакта, положив тем самым начало операции. Отряд зашёл в массивное здание Зоны содержания и направился к главе службы безопасности. Просматривая первую видеозапись с нашлемной камеры командира, Виктор постарался отделаться от мысли, что операцию может прервать другая группа или регулятор. Его недавнее задание провалилось уже на пятой минуте.

Семь неопознанных человек проникло в укрепленный блок С, спровоцировав перестрелку с охраной. Почти сразу вышли из строя системы внутренней связи, безопасности, слежения – в Зоне 304 отключилась вся электроника, кроме аварийных систем. Началась эвакуация сотрудников, охрана удерживала контроль над секциями содержания. Отчёт не добавлял оптимизма. Изучая недавнюю активность связанных организаций, Виктор отдал первое указание:
– Вражеский отряд из семи человек заблокирован в блоке С аварийной системой. Они вооружён, и его связь с к какой-либо организацией не установлена. Направляйтесь туда как можно быстрее. Информация о маршруте и объектах у вас есть. Для отключения аварийной блокировки используйте красное письмо.

Отметив последний пункт в инструкции для курьера, он продолжил перечитывать неполное описание объектов, содержащихся в укреплённом блоке С, – всего два, но задачу они значительно усложняли. Отряд приближался ко входу.
– У нас тут проблема. Возможен побег. Нужна инфа о гуманоидах в Зоне со способностью к мимикрии? – прозвучала аудиозапись в новом файле.
– Эм… Ничего подобного на содержании нет… Повторите запрос.
– Просто… справа, в конце коридора, я вижу… себя, – после недолгой паузы командир собрался с мыслями и продолжил, – он показывает мне что-то, посмотрите на записи.
– Это он не вам. Продолжайте движение.

Человек в чёрном боевом снаряжении стоял около входа в блок С, убрав руки за голову и ожидая отряд. Подавив ощущение фрустрации от осознания невозможности всего случившегося, он мысленно пытался подобрать слова, которые могли спасти положение. Первый оперативник медленно зашел в комнату, полную ящиков и разнообразной аппаратурой, держа оружие наготове. Увидев врага, он остановился, но лишь на секунду, и снова продолжил движение. Человек в чёрном ждал момента, когда можно начать говорить. Боец отряда ждал момента, когда закончится сканирование комнаты. Через пару мгновений он коснулся запястья и исчез. Трёхсекундное удивление неизвестного было прервано метким выстрелом в голову. Такая же участь постигла ещё двоих, сидевших в засаде за контейнерами.

12:10 / 6:20

В комнату операторов зашел Пётр. Получив четвёртый уровень допуска и данные по объектам в блоке С, он положил обновлённые отчёты на стол, стараясь не отвлекать своего коллегу. Виктор пытался объяснить командиру, как показать на языке жестов нужный номер – код файла, хранящего информацию о будущем расположении засады. Закончив инструктаж и протерев глаза, он повернулся с недовольным видом к помощнику.
– Скажи мне, как вообще можно опоздать с машиной времени на руке. Как, Пётр!? – не закончив мысль, он перевёл взгляд на стол – Новые подробности, есть что-нибудь обнадёживающие?
– Ничего особенного. Два объекта класса Кетер, 3670 и 5400 – жуткие и смертоносные. Ознакомься.
Спустя полчаса последняя страница отчётов отправилась в стопку прочитанных. Виктор стал размышлять об отправке дополнительной группы захвата, а Пётр рассказывал командиру о предстоящей встрече.

Оставалось неясным, как противник смог выбраться из блока С. Пока оперативники разбирались с замком, из-за закрытого шлюза донёсся грохот и вой. Когда шум прекратился, системы аварийной блокировки отключались, открывая проход. Внутри стояла подозрительная тишина. Автономные турели оказались обесточены, в стенах зияли дыры от пуль, а на полу осталось множество пятен крови – следы недавней бойни были повсюду, но куда-то делись все трупы. Молчание прервалось новым сообщением операторов.
– Судя по всему, у нас 5400-ый на свободе. Напоминаю, существо не будет представлять большой угрозы, если не смотреть на его «припасы»… Просто ни в коем случае не направляйте взгляд на потолок, даже если оно туда полезет. При контакте старайтесь стрелять в голову и по конечностям.

Отряд разделился: двое пошли проверить состояние 3670, а остальные семь остались вылавливать существо. Двери на лестнице были открыты, электронные замки не работали. Два оперативника спускались к саркофагу, покоившемуся под зданием блока С. Пересчитывая панели в потолке операторской, Петр старался избавиться от беспокойных мыслей. Он чувствовал, что ситуация выходит из-под контроля. Нечто невообразимое, хранящееся под слоями бетона и требующее регулярного надзора, могло вырваться на свободу. Пара бойцов не сможет это удержать, да и десяток тоже. Один его товарищ уже погиб недавно, сейчас же может умереть гораздо больше. Пётр считал, что те, кто никогда не опаздывают, могли бы избегать в своей работе лишних потерь. В итоге он решил как им можно помочь. Это было опасно и могло плохо кончиться.

Шаг за шагом, обследуя каждую комнату, оставшийся отряд искал освободившегося монстра. На шлем командира упала чёрная капля и стекла по забралу, оставив после себя тонкую дорожку. Он замер на месте, борясь с жутким желанием узнать её источник. Через секунду с потолка донёсся громкий скрип, заставив уже всех бойцов застыть от той же мысли.

– Тут ничего нет, 5400-ой уже бы напал, возвращайтесь к шлюзу и проверьте помещения внизу, – произнес Виктор и, отключив микрофон, позвал Петра, но тот не обратил внимания.
Почуяв что-то неладное, он встал и подошёл к креслу друга. Посмотрев ему в глаза, увидел знакомый взгляд: растерянный, разбитый, полный сожаления. Ему довелось прочувствовать нечто похожее, когда, будучи новичком в отделе, впервые работая операторам, он допустил такую же ошибку. На экране проигрывалась видеозапись с камеры оперативника: яркая белая вспышка и нарастающий гул, переходящий в грохот взрыва. Следующим шло сообщение курьера о потере связи со всем отрядом. Всё это было в последнем файле, который открыли раньше времени – вперёд других. После него шли только пустышки. Информационная блокада была нарушена. На минуту в комнате воцарилась тишина.
– Можно ли что-нибудь исправить? – прервав молчание, спросил Пётр у опытного коллеги.
– А что тут уже сделаешь? Было множество вариантов развития событий, но теперь определился только один. И все наши действия приведут только к этому концу. Ты сам его видел.
– Блокада нарушена, и теперь всё…
– Пока она держалась, будущее было неизвестно. Постепенно открывая новые сообщения и отдавая приказы, мы могли влиять на ситуацию. Содержание следующего оставалось неопределённым. Ты же узнал, что произойдёт, через большой отрезок времени. Много факторов, на которые мы не смогли повлиять и получили печальный итог. – выдохнув и собравшись с мыслями, Виктор продолжил. – Когда-то давно я совершил похожую глупость. Понимаю, ты хотел как лучше, но сейчас лучше просто отойди, дай мне всё закончить. Сев на место Петра, он открыл нужное сообщение и включил микрофон.

Шлюз в блок С закрылся, семеро оперативников в быстром темпе удалялись от него, получив приказ оставить внутри шлемы и устройства слежения. В это время двое спустились на нижний уровень. Во всём здании работало только тусклое аварийное освещение. Из разбитого окна в комнате наблюдения шло яркое свечение. На снимках с камер в свинцовом покрытии круглого саркофага повсюду виднелись вмятины. По полу были разбросаны куски разбитых графитовых стержней. На другом конце помещения лежало и хрипло шипело умирающее существо, прижавшись к стене и закрываясь шестью лапами от идущего из центра света. К фотографиям прилагалось сообщение:
– Передайте остальным, что мы нашли 5400-го, и 3670-ый всё ещё в камере. Однако системы сдерживания сильно повреждены.
– Что с ним происходит? Опишите подробно. – Виктор старался получить больше информации.
– Уровень радиации вырос незначительно, но объект усиливает свечение и издаёт странный шум. Как будто… плачет.
– Хорошо, – удостоверившись в своих догадках, он с грустью добавил: – продолжайте наблюдение.

Работа была сделана. Внеся последние записи, Виктор перенес файлы с указаниями на карту памяти и отдал её коллеге.
– Передай данные в Зону 304. Мне надо побыть одному, тебе тоже не помешает.
Пётр посмотрел на гудящую капсулу гибернации и, коснувшись запястья, переместился на девять часов назад.

6:42 / 15:10 / 17:55

В ушах всё ещё продолжало греметь эхо взрыва. Минуту назад массивное здание блока С «подпрыгнуло» на метр в высоту, после чего провалилось с пластом земли на нижние уровни, подняв облако пыли и обломков. Последний выживший из отряда, придя в себя от увиденного, пытался связаться со своими товарищами. Ему было приказано оставаться на взлётной площадке, достаточно далеко, чтобы быть в безопасности, и обеспечить связь с отделом. Контакт со всем отрядом был потерян, и оператор отослал своё последнее указание. Испытывая давящее чувство несправедливости, разбавленное крохотной толикой радости выжившего, десятый боец привёл в порядок архив сообщений, готовясь исполнить свои обязанности курьера. В Зоне 304 раздались сигналы тревоги, базовые системы возобновили работу, но положение всё ещё оставалось критическим. Вернув своему голосу спокойствие, а лицу отстранённость, курьер касанием руки оказался на том же месте, за час до начала операции.

Двое охранников направлялись на взлётную площадку: системы безопасности засекли постороннего в охраняемом периметре. Будучи вооружённым и нося форму, не используемую оперативниками Фонда, неизвестный представлял явную угрозу. Однако обычная с виду зажигалка в его руке намертво приковала к себе всё их внимание. Он передал её одному из сотрудников. Охранник, сам не понимая почему, стал рассматривать необычный предмет – маленькую чёрную металлическую коробочку, спереди у которой был выжжен символ Фонда, а сзади, поверх знака отдела Хронос, написаны какие-то слова. Он пытался прочесть мелкий шрифт текста, пока в его голове не возникла фраза, затмившая собой все остальные мысли – красное письмо. Перед глазами пролетали прочитанные им когда-то инструкции, обязывавшие с этого момента выполнять все указания сотрудника Хроноса.
– День добрый. Вижу, вещицу вы узнали, и что она значит, тоже в курсе, – сказал уже не посторонний. – Мне нужно связаться с главой службы безопасности.

Разговор не заставил себя ждать. После всех ожиданий, приветствий и разъяснений он перешёл к сути:
– В общем, вы всё поняли: архив файлов на карте, которую я дал охраннику, надо отослать на базу Хроноса. На этот же носитель загрузите сообщения, уже пришедшие к вам из отдела, и передайте боевому отряду. Они будут здесь ровно в 6:05. А также, все аварийные системы до конца операции должны контролироваться красными письмами оперативников. Разумеется, необходимо обеспечить полную секретность. На этом всё, мне же надо уехать отсюда в ближайший час.

Капсула гибернации раскрылась, прерывая тем самым глубокий сон Петра.
– Утро доброе (хотя сейчас уже три часа дня, но не суть), – в метре от него стоял Виктор, ожидающий, пока тот примет вертикальное положение, – давай, приходи в себя и отправляйся в ангар: отдел в срочном порядке собирает отряд. Будете отлавливать объекты, сбежавшие после взрыва.
Пётр не стал спрашивать, упомянул ли Виктор о его ошибке в отчёте, понимая, что, будь оно так, они бы сейчас не разговаривали. Он просто дослушал друга, собрал вещи и, поблагодарив за помощь, вышел из комнаты.

Всё завертелось в бешеном темпе: скачок назад, инструктаж, подготовка и вылет. Они всего на час отставали от предыдущего беспилотника. Вертолёт высадил отряд на руинах блока С, и тот, не теряя времени, стал пробираться на нижние уровни. По всей Зоне 304 проходила эвакуация: множество объектов с разрушенных секторов перемещали на временное хранение. Но оперативников это не волновало, добравшись через обвалы до нижнего яруса, они остановились, ожидая указаний командира.
– Проверьте амуницию, все ли в порядке, – прозвучал первый приказ с момента высадки. – Большинством сбежавших цып займутся местные. Наша задача: как можно быстрее изолировать 3670-го. После взрыва он всё ещё слаб, так что спустя 20 минут начнём искать. Мы уже второй отряд Хроноса, связанный с этим взрывом, так что рискуем нарваться на регулятора. Поэтому подрубайте все протоколы устройств в снаряжении: защита, маскировка, подавление. Нам не нужно лишних следов.
Спустя пять минут все бойцы были готовы и собрались вместе.
– Взрыв был в 5:40, плюс 20 минут. Сейчас 17:55 , мы ещё в пределах перемещения. Счётчики на 12 часов назад. Все готовы?

6:20

– Это бред, так просто не может быть, полный пиздец! – сидя в углу комнаты наблюдения, Пётр пытался подобрать ругательство, которым он ещё не описывал своё положение.
Саркофаг под блоком С в скором времени станет общей могилой для него и твари, которая сейчас переводит его бывший отряд в «припасы». Этому дню уже можно присвоить статус локального конца света. Ни командир, ни Пётр, ни кто-либо другой не вспомнили, что пятичасовой перелёт в Зону 304 обязывает переводить время на час назад. И теперь они оказались здесь как раз в момент потере связи.

Гора обломков, с которой переместились оперативники, возвышалась над уровнем пола на полтора метра, сделав их появление максимально неожиданным. Почти сразу начались перебои с электроэнергией. Охранные турели успели сделать пару выстрелов, прежде чем заглохли. Устройства подавления в снаряжении взломали системы электроснабжения вместе с протоколами внутренней безопасности. Постепенно отключились все коммуникации Зоны. Началась перестрелка, но даже при численном превосходстве охрана ничего не могла противопоставить оперативникам. В темноте и шуме свою охоту начал сбежавший 5400-ой, и вскоре на полу не осталось ни одного трупа. Трое из отряда выбрались и запечатали блок. Отделившись в суматохе от основной группы, внутри остался только один оперативник. Зная конец этой истории, он спустился на нижний уровень и остался ждать развязки.

Всё желание Петра смириться со своей участью исчезло, когда чудовище стало ломиться в дверь комнаты наблюдения. Открыв свинцовые задвижки на окне, он прострелил стекло автоматной очередью и запрыгнул внутрь саркофага. Появление незнакомца ничуть не напугало 3670-го, в отличие от вылетевшего из окна двухметрового монстра. Существо, щурясь и осматривая помещение, выбирало из двух целей более беззащитную и решило сначала напасть на маленький раздражающий светоч – большая ошибка. На секунду комната исчезла в ослепительной вспышке, был слышен лишь монотонный гул и хруст. Обгорелый кусок плоти, бывший когда-то головой 5400-го, издал громкий вой. Для Петра настал тот самый момент, когда мечущийся в агонии от стены к стене разъярённый монстр заставляет мозг думать быстрее и рождать гениальные идеи. Отлетев в сторону от удара хвостом, он немедля коснулся счётчика, переместившись на 10 минут назад.

5400-ой был одновременно напуган и удивлен, когда перед ним появился незнакомый человек. Впервые проснувшись за долгие годы, он не ожидал, что его детская комната так изменится. Незнакомец подошёл к нему, протянул конфету и, подождав немного, начал говорить.
– Спокойно, я не обижу, мне всего лишь нужна помощь. Держи, после стольких лет сна хочется что-нибудь поесть, да. Правда, тебе не особо это надо, но все равно бери.
Свечение стало ослабевать. Дождавшись, когда объект расщепит конфету, он продолжил.
– Ты здесь уже очень давно, около ста лет, и сегодня, возможно, сможешь выйти на свежий воздух. Но ненадолго, тебя встретят другие люди и снова положат спать. Не сопротивляйся, они не причинят вреда. Просто запомни и скажи им… скажи всем, кого встретишь, – последовала небольшая пауза,– Хронос, восемнадцатое марта, два, один, два, девять. Я жду в…
Пётр посмотрел на часы, чтобы закончить фразу, и увидел в корпусе отражение человеческой фигуры. Бледный двухметровый гуманоид в белом плаще (в чём-то, похожем на белый плащ), окружённый прозрачной голубой сферой, парил около него, не касаясь земли. Часть его головы, начиная с затылка и до середины лба, казалась, просто отсутствовала. Не спуская с оперативника взгляд своих пустых глаз, он выставил вперёд ладонь правой руки, приказывая остановиться. Но в отличие от других подобных встреч не стал ничего предпринимать.
– …В пять пятнадцать утра. Ты умный, тебе уже больше века, думаю, справишься. – закончив сообщение, Пётр повернулся к регулятору.
– Мы знаем о вас. Вашему виду запрещено пересекать временной поток. Официальное предупреждение, остановитесь! – прозвучал скрипучий машинный голос.
Это был первый случай обращения регуляторов к Фонду. Его рука коснулась оперативника, и они оба исчезли.
Камера гибернации в комнате операторов снова включилась. В этот день Пётр спало очень долго.

Постановление Министерства временных путей и сообщений №0008A6E1
Расследование Регулирующего отдела доказало наличие угрозы в деятельности организации, известной как «Фонд», существовавшей с ███ по ███ г. (по летоисчислению Старой Земли). Её действия не единожды нарушали регулирующий акт № 8 от 11AC г. «Ограничения временных перемещений неразумных видов». Однако, в связи с исторической важностью данной организации, применение протокола № 1E «Ластик» недопустимо. Рекомендуется предотвращать их незаконные действия, следуя протоколу № EA «Булавочный укол». Учитывая род деятельности нарушителей, агентам разрешается прямой контакт и применение к ним процедуры «Возврат»

Примечание:
Запрос на полное предотвращение временной аномалии № 924 (у. н. Светлый ребёнок) отклонён.
Причина: непосредственная связь с ключевой временной аномалией № ████ (у. н. ██████ ████) и постановлением №0008A6E1. Однако Регулирующий отдел счел эту дату оптимальной для первого применения процедуры «Возврат» и первого контакта с организацией «Фонд».

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License