Допрос сотрудника СБ А.В. Клюева
рейтинг: +6+x

Клюев уже больше десяти минут находился в комнате для допросов, но до сих пор никто не пришёл. Его руки были скованы наручниками и прикреплены к металлическому столу тонкой стальной цепью. Он медленно перебирал звенья цепи между пальцами и смотрел на стену ничего не выражающим взглядом. Тут дверь открылась, и в комнату вошёл человек в белом халате.

- Алексей, добрый день, - произнёс доктор и сел напротив Клюева за стол, положив перед собой небольшую папку с какими-то записями. О том, что это доктор, явственно говорил пропуск, висящий на груди. - Прошло уже 26 дней с того момента, как вы были заключены под стражу. Как вы себя чувствуете?

- Спасибо, нормально… Как проходит расследование?

- Как раз по этому поводу я сюда и явился, - доктор быстро раскрыл папку и извлёк несколько документов. - Расследование событий, произошедших в апреле прошлого года, завершено. Нам удалось установить, что нарушение условий содержания объекта SCP-████ было осуществлено непосредственно его силами и вы, либо кто-нибудь ещё, к этому непричастны. Однако возникли некоторые сложности с установлением причины гибели вашего напарника. Что вы можете сказать об этом?

- А что тут скажешь? Всё, что произошло, я написал в рапорте. Сейчас я уже и не вспомню всех подробностей того дня, всё смешалось. Да и курс реабилитации немного смазал мои воспоминания. Ну… Вы знаете, как это бывает, - Алексей сделал неопределённое движение плечами.

- Да, многим приходится сталкиваться с процедурой психологической реабилитации. Но вернёмся к теме нашего разговора. В заключении медицинской экспертизы сказано, что сотрудник службы безопасности Гончаров скончался вследствие получения черепно-мозговой травмы, причинённой выстрелом из огнестрельного оружия, в данном случае - штатного оружия службы безопасности. Из ваших слов, написанных в рапорте, следует, что он попал под воздействие объекта SCP-████, после чего непродолжительное время оставался без движения, не реагируя на ваши слова о помощи. Далее он поднял своё оружие и выстрелил себе в голову из пистолета. Всё верно?

- Да, так всё и было.

Опрашивающий взял в руки другой документ и продолжил.

- Проведя ряд экспертиз, мы выяснили, что выстрел был произведён из его оружия, а характер повреждения указывал на то, что положение оружия в момент выстрела соответствовало тому описанию, которое вы дали. Но есть одна загвоздка. Воздействие SCP-████ на человека приводит к определённым необратимым процессам в одном из участков головного мозга, оставляя повреждения, которые фактически полностью убирают способность данного субъекта сопротивляться аномальному эффекту в будущем. Так вот, данного явления нам не удалось обнаружить у Гончарова. Это наводит нас на вывод, что он не попадал под воздействие объекта и, а значит, не мог совершить самоубийство. Что вы скажете на это?

- Мне больше нечего вам сказать, я всё написал в рапорте.

- Да, да… Это вы уже говорили.

Доктор отложил бумаги и, чуть поддавшись вперёд, серьёзно взглянул в глаза опрашиваемого.

- Послушайте, Алексей, вы здесь почти месяц, и вам придётся пробыть в заключении до тех пор, пока мы не найдём доказательств вашей причастности к его смерти. И мы это выясним рано или поздно…

- Но я его не убивал! - выкрикнул Клюев, но тут же взял себя в руки и уже почти спокойным голосом повторил, - Я его не убивал.

- Тогда почему он убил себя? В тех событиях однозначно есть что-то, что вы до сих пор успешно скрываете. В противном случае SCP-1066 не предложил бы вам того условия.

Бывший сотрудник службы безопасности глубоко вздохнул.

- Доктор, мы с вами прекрасно знаем, как здесь всё устроено. Оглянитесь… Нас используют, нами манипулируют, нам правят память на своё усмотрение, словно так и надо. А мы живём, ничего не замечая, не зная правды…

Алексей резко замолчал, понимая, что сказал лишнего.

- Так вы думаете, что вам стирали память?

- Чёрт бы вас побрал! Да, я так считаю… Док, в тот день Гончаров, попав под воздействие объекта, смог вернуть себе память, стёртую амнезиаком. К нему вернулись воспоминания о другом инциденте, и обо мне… И он успел рассказать мне часть из того.

- И что он вам тогда рассказал?

- Мы с ним были кровными братьями, почти всю жизнь провели вместе. После армии были завербованы в службу безопасности Организации, попали в одну Зону. Но однажды… - Клюев на несколько секунд замолчал, плотно сжав челюсти.

- Он пытался меня убить. Тогда произошло нарушение условий содержания какого-то объекта, и брат оказался под его воздействием на некоторое время. Он расстрелял в меня целую обойму, - на этих словах Клюев поднял футболку и показал шрамы от пулевых отверстий на груди. - Бронежилет и наши медики спасли мою шкуру. На реабилитации нам предложили исправить память, убрать события того дня, и мы согласились. Но они стёрли не один день. Они стёрли его.

- Удивительно! Нам следует обновить информацию по объекту… Способность аннулировать воздействие амнезиака, тем более, спустя столь длительный промежуток времени… - доктор уже делал пометки в своих записях, но остановился. - Тогда почему Гончаров покончил с собой?

- Док, не знаю, почему я всё это говорю вам, но тогда, 24 числа, он рассказал мне обо всём. Он плакал, пока говорил. Он просил прощения, умолял его простить за тот раз. А я стоял, ничего не понимая, даже не зная, верить ему или нет. А потом он как-то вдруг успокоился и медленно произнёс: "Если ты и простишь, то себя я простить никогда не смогу… Прощай, брат…"

Клюев опустил лицо в ладони и замолчал.

Доктор некоторое время не решался заговорить, но когда молчание затянулось, всё же спросил:

- И он застрелил себя?

Алексей поднял лицо, его глаза были влажными от слёз.

- Я не успел ничего сделать. Пистолет уже был у него в руке.

- Так почему вы не сказали обо всём этом раньше? Ведь здесь нет вашей вины, бояться было нечего.

Заключённый выдавил из себя смешок.

- Док, мы оба знаем, как здесь всё устроено. Мне наверняка бы стёрли память, чтобы я жил себе спокойно и выполнял свои функции в штатном режиме. Я не помню о нём ничего, кроме того, что услышал в тот день. И я верю ему. Я чувствую, что он говорил правду. Я не хочу его забыть… - По его печальному лицу покатились скупые слёзы, которые он тут же вытер рукой.

- Я понимаю твои чувства. И прости… Простите, что пришлось снова всё это вспоминать.

- Оставьте меня, - уставшим голосом ответил ему Алексей. - Вы ведь уже получили то, зачем пришли.

Опрашивающий сложил бумаги обратно в папку и встал из-за стола. Уже у двери он обернулся и произнёс:

- Я приложу усилия, чтобы вам сохранили память. Обещаю. Берегите себя.

Доктор открыл дверь и вышел, а вместо него в камеру вошли два сотрудника службы безопасности, чтобы отвести заключённого в его камеру.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License