Черновик агента Ллойда-2

Ллойдов много не бывает.

На данный момент определение точного происхождения SCP-1294 не представляется возможным ввиду отсутствия достоверных источников информации. Тем не менее, развалины строений и ограждения, обнаруженные на территории объекта, позволяют предположить, что вплоть до середины XIX - начала XX в. он охранялся неизвестными лицами1.

Согласно имеющимся данным первым задокументированным лицом, обнаружившим объект и сумевшим передать информацию о нём, является В.Б. Меньшов, фолклорист, кандидат филологических наук. Во время своей командировки по [УДАЛЕНО] округу в 1996 г. Меньшов обнаружил среди местного фолклора несколько образцов, заметно выделявшихся среди прочих. Проведя подробный анализ и потратив оставшуюся часть командировки на дополнительный опрос жителей населённых пунктов, откуда происходили данные истории, Меньшов сумел не только выявить их общие детали и связь с некими событиями далёкого прошлого, но и вывести примерное расположение предполагаемого места действия легенд в районе [УДАЛЕНО], Россия. Всё это он изложил в своём отчёте вместе с настоятельным требованием организации экспедиции в указанный район, который и отправил в [УДАЛЕНО], РАН.

Все требования Меньшова были встречены отказом ввиду "недостатка доказательной базы" и "малой исторической значимости" открытия. После полутора лет безрезультатных попыток, он в 1999 году отправился в самостоятельную экспедицию в попытке доказать важность своей находки. Дальнейшие данные о произошедшем обрывочны. Известно, что Меньшов остановился в деревне [УДАЛЕНО], ближайшем населённом пункте к искомому месту (и территории SCP-1294), откуда и производил вылазки. Согласно показаниям свидетелей из третьего такого похода он вернулся в крайне взволнованном состоянии и длительное время вновь пытался связаться со своим руководством в попытках рассказать о "нечте феноменальном" и "требующим немедленного проведения исследований", однако все его запросы были проигнорированы. Меньшов в расстроенных чувствах провёл ближайшие несколько дней, а затем, объявив, что "справится сам", отправился в очередной поход. Более его никто не видел.

Данное происшествие привлекло внимание Фонда после того, как при аэрофотосъёмке, проводившейся во время поиска пропавшего Меньшова, в кадр несколько раз попали участки территории SCP-1294, на тот момент находившегося на фазе разрушения, и потому разительно отличавшиеся от окружающего леса. После проведления необходимых мероприятий по сокрытию, территория была обследована сотрудниками Организации, а объект поставлен на содержание. Труп, опознанный как Меньшов, был впоследствии найден в примерно в трёхста метрах вглубь территории объекта. Смерть наступила, предположительно, от влияния SCP-1294 на стадии увядания. Вместе с телом был также найден дневник, однако записи оказались не подлежащими восстановлению.

Далее представлены выдержки из отчёта с анализом фолклора, предположительно касающегося SCP-1294, посвященные анализу образа "женщины-птицы с пророческим даром", выделенного Меньшовым в ходе анализа преданий:

  • Существо с птичьим телом и женской головой. Внешний вид разнится от случая к случаю: иногда оперение темное, иногда рыжее. Иногда у существа присутствуют руки.
  • Происхождение из места, именуемого "раем", или эпохи, когда человечество жило в гармонии с природой. Неизвестно, к какой исторической эпохе (реальной или вымышленной) апеллирует этот мотив, но наиболее вероятно, что речь идет о доарийской эпохе или даже о допотопных временах.
  • Пророческий дар. В некоторых источниках существо предрекает человечеству райское блаженство, в других, наоборот, катастрофы. Также в некоторых мифах говорится о том, что существо не предчувствует наступление рая, а вспоминает о некогда утерянном.
  • В большинстве источников существо бодрствует. В сказках, которые считаются более старыми, существо летает над землей.
  • Взаимодействие с людьми. Окрестные жители, в том числе знать, приходят к существу за пророческим советом. Делается акцент на неспособности существа врать или заискивать. Также, предсказывая несчастье, существо отказывается давать советы, как его избежать.
  • Во многих источниках присутствует мотив ссоры между существом и знатной фигурой (обычно князем) из-за нежелательного предсказания. Знатная фигура проявляет агрессию по отношению к существу, за что несет наказание. Существо затаивает обиду на людей. В другой версии знатная фигура пытается предотвратить несчастье, но терпит неудачу.
  • Также в некоторых источниках присутствует мотив, кажущийся инородным и возможно заимствованный из другой мифологемы, ныне утраченной (вероятно, родственной представлениям Овидия о четырех "веках" человечества: Золотом, Серебрянном, Бронзовом и Железном).

Оригиналы сказок, записанных Меньшовым, также были приведены в отчёте. Тем не менее, подтвердить их достоверность на данный момент не представляется возможным, поскольку упомянутые в документе носители фолклора наотрез отказываются снова касаться данной темы, ссылаясь на участившиеся после произошедшего с Меньшовым кошмарные сновидения. Далее в ознакомительных целях приведён один из наиболее типичных вариантов сказки:

Давным-давно правил в этих местах один князь. Был он мудр и силён, враги его боялись, а дружина любила. Но не на всё человеческой мудрости достаточно, грядущее от неё сокрыто. Тяжкие думы одолевали князя, и не находил он на них ответа. Но услышал он, что за тридевять земель, в чащобе дремучей испокон веков птица живёт, кущам райским свидетель. Что было, что будет - всё видела, всё ведает, вот и ходит к ней из окрестных сёл народ с подношениями, дабы узнать совета о грядущем.

Повеселел князь от этой новости, приказал седлать коней, в дальний путь отправился. Долго ли, коротко ли, а приехал куда надобно, увидал посреди леса древо сухое, на ветвях вместо листьев - драгоценности, а на суку птица сидит с лицом человеческим. Перо златом отливает, старым, потускневшим, а в очах - синева неба весеннего. Подошёл он к ней твёрдой поступью, оставил на ветви перстень богатый, княжеский, да и говорит: "Здравствуй, птица вещая. Слыхал я, что знаешь ты грядущее. Так ответь на вопрос мой, что душу гложет, и будешь одарена княжески. Долго ли на землях моих удаче быть, скоро ли врагам её копытами своих коней топтать?" Посмотрела на него птица очами ясными, покачала головой, да ответила: "Вижу, как одна кровь другую проливает. Не бывать счастью у людей, пока правит железо жестокое, пока грабежом всё живёт. Не надобны мне, князь, дары твои, ступай своей дорогой". Осерчал князь не на шутку. "Лжёшь, пернатая. Человек счастье своё сам в руках держит, а ты лишь ядом слов своих их ослабить пытаешься". Повернулся он, да и ускакал прочь, напоследок наказав местным жителям птицы зловредной не слушаться, а тех, кто наказ нарушит, да за советом к ней пойдёт, сечь плетьми повелел.

Так затем годы прошли, правил князь рукою железной, ещё больший страх на врагов навёл. Да только подрос сын его единственный, кровь родная, не утерпел, не дождался, пока к нему власть перейдёт. Заколол отца родного во сне, начал сам княжить. Да вот только глодал его душу страх отмщения. Приказал он запрягать коней, направился за тридевять земель.

Приехал он к дереву с целым возом золота, засеменил к птице, да молвил просительно: "Здравствуй, о птица вещая. Прости человека жалкого, и глупость отца моего. Прими эти скромные дары и ответь на один вопрос. Долго ли мне землями править? Не вздумает ли кто покуситься на жизнь мою?". Едва окинула его птица взором очей усталых, но всё же молвила: "Отвечу тебе то же, что и отцу твоему. Вижу лишь, как одна кровь проливает другую. Пока царит это беззаконие, не бывать ни счастья людям, ни тебе покоя". Пал на колени молодой князь, да запричитал: "Сжалься, птица вещая, отведи беду. Поезжай со мной, живи в хоромах княжеских, ни в чём нуждаться не будешь, лишь только отведи от меня погибель". На то птица лишь вздохнула, да ответствовала ему: "Не ты меня, князь, летать выпустил, не тебе меня в клетку садить. Как злато всегда обернётся серебром, а то - тусклой бронзою, так и тебе от судьбы не сбежать". Тот в ответ взъярился страшно, вскочил на ноги, да прокричал "Коли глушь да сухое дерево тебе пуще княжеских хором нравятся, так и сиди тут во веки вечные, в одиночестве миру беду пророчь". Да и приказал её к древу приковать цепями тяжёлыми, а сёла, откуда к ней за советом ходили, дружине своей вырезать до человека последнего.

Так начались годы лихие, беззаконные. День и ночь молодой князь лиходействовал, покоя не зная. Лишь вернувшись, утопил родных сыновей, убил жену в ярости, стал кругом видеть интриги да заговоры. Прошёлся по землям родным хуже врага. Разорил деревни и селения, казнил своих же дружинников, в измене подозревая.

Конец тому положил друг его единственный, побратим кровный. Своею рукой заколол изверга. Горькие слёзы лил над землёю разорённою, над кровью пролитой да жизнями оборванными, а затем запряг коня, да и поехал куда глаза глядят. Долго ли, коротко ли, а привела его судьба в чащу лесную, к дереву сухому, с прикованной к нему цепью птицей. Подошёл он к нему тяжкой поступью, бросил к корням меч окровавленный, да молвил устало: "Здравствуй, птица вещая. Разорёнными лежат земли княжеские, жизнь моя не стоит и гроша ломаного, а всех даров тебе - клинок, что убил брата моего названного. Ответь же мне на один вопрос, тогда разрублю я им цепь, да и лети, куда вздумается. Долго ли ещё одной крови другую лить? Скоро ли счастье люди узрят?" Приоткрыла птица очи сонные, долго смотрела в глаза ему, не отвечая. Наконец произнесла: "Когда вновь в землю вернётся жестокое железо, когда перестанет человек жить грабежом, когда зацветёт это дерево под лучами золотой весны - лишь тогда станет людям счастье ведомо". Услыхал воин сей ответ, вздохнул тяжко, развернулся, да и пошёл пешком в дремучую чащу, и более о нём никто не слыхивал.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License