Черновик Cleverempty

Какая-то чешуя

Разное

Привет. Скоро здесь что-то будет. Наверно.

Проекты


Данная статья пока не завершена


рейтинг: +3+x

Столица

Тьма. Непроглядная тьма окутала этот мир. Моё тело охватила боль. Мне тяжело, но я должен дойти. Я бегу, я должен успеть. Пытаюсь добежать, но… Я во что-то врезался. Это стена? Нет, стойте. Это дверь. Точно. Надо найти ручку, вот…


Зов сирены скорой помощи заставил меня встать. Я был в доме, тихом и спокойном. Где-то ритмично тикали часы. Больше я ничего не слышал.

За окном было ясно и солнечно. Ни один автомобиль не решался порушить тишину. На этот день у меня не было особых планов: собирался прогуляться по городу. Я оделся в свой костюм и вскоре покинул дом.

Я жил в Столице. Здесь было множество замечательных мест и приятных мне лиц. В Столице всегда было хорошо. Действительно, если дела в Столице плохи, то это значит только то, что нигде не может быть хорошо. Все дороги здесь помню наизусть. Если идти прямо от дома, куда я и пошёл, то скоро можно прийти к школе. Слева от дома находилось несколько музеев, картинных галерей. Справа же находился университет и несколько кафе рядом с ним.

Через некоторое время я дошёл до школы. Перед ней находился Т-образный перекрёсток. Я хотел дойти до самого края города, поэтому свернул направо, оставив школу позади. Если бы я продолжил идти прямо, то вскоре бы… То вскоре бы пришёл не к самым приятным местам, видеть которые я не имею большого желания. По этой причине я редко ходил тем путём.

Я уже дошёл до автобусной остановки. Здесь как раз был нужный мне автобус, поэтому я решил зайти на него и продолжить свой путь уже в транспорте. В автобусе на последних местах сидели мои знакомые. Кроме них здесь никого не было. Я подсел к ним. Мы говорили на вполне обычные темы. Погода, жизнь, семья, хобби.

Однако вскоре им пришлось выйти, а я остался один в автобусе. Но в таком положении я пребывал недолго. Вскоре в автобус зашла она, вечно босая, бледная, в синем платье и с седыми волосами до плеч. С легкой улыбкой она села пред мной и в автобусе снова завязался разговор.

- Привет, - начала она.

- Здравствуй.

- Сегодня опять на окраину?

- Да.

- И нравится же тебе там.

- Красивое место.

- Ты сам его таким сделал. Не забудь сегодня сходить на городское собрание. Тебя там ждут.

- Меня ждут? Ну, хорошо. Сходим…

- Спасибо. Ещё встретимся. Не грусти, - с этими словами она, чуть-чуть расширив улыбку, покинула автобус.

Скоро и я оставил автобус. Рядом с остановкой была просёлочная дорога, которая вела в степь. Правее находился какой-то закрытый объект, огороженный бетонной стеной. Но я на него старался не обращать внимание. Ветер гулял по степи, плавно покачивая травинки. За мной находились силуэты домов Столицы и Цитадель, которую можно было увидеть в любом месте.

Блаженная тишина.

Вскоре я направлялся на городское собрание. Главное здание располагалось напротив речки, вдоль которой я сейчас шёл. Помимо него параллельно речке был выстроен плотный ряд различных домов. Главное здание выделялось среди них своей высотой.

Пройдя парадные двери, я оказался в холле Главного здания. Ещё через одни двери - в зале для совещаний. Здесь уже сидели жители Столицы. Я сел на свободное место, коих было много, и стал слушать речь вещавшего с трибуны. Слушал я не особо внимательно, поэтому то, что он пытался нам донести, я понял только в общих чертах. Он говорил про наш город. Говорил, что у нас всё хорошо. Потом он перешёл на другие места и обратился ко мне. Он попросил меня проведать другие города, разузнать, как они сейчас живут. Я согласился.

Собрание закончилось, я пошёл домой. Уже наступил вечер. Тёплый, мягкий и светлый вечер.

Я был дома. Снова тиканье часов, снова домашний уют. Звонок в дверь. Открываю. На пороге она, с всё той же еле заметной улыбкой протягивает мне кейс.

Белый

Зеркало, бритва в моих руках. На моём лице плотная щетина. Я провожу бритвой по ней, но ничего не происходит. Щетина на моём лице остаётся, как бы старательно я не пытался её сбрить.


Я был в метро. Ожидал поезд до первого города в моём списке. На мне находился чистый тёмный деловой костюм. В руках серебряный кейс. Часы громко пищали, отсчитывая время до прибытия поезда. Помимо меня здесь находилась ещё пара лиц. Среди них выделялся один человек. Был одет он в костюм, как и я. Лица я его не видел, но показался мне он знакомым.

Гудок. Свет в тоннеле. Подъезжал мой поезд. Вскоре он остановился на станции. Двери открылись, я зашёл и занял одно из мест. Тронулись. В вагоне кроме меня никого не было. Его освещал мягкий жёлтый свет ламп. Ритмичный стук колёс.

Остановка. Мне надо было выходить. Я встал, подошёл к дверям и вскоре оказался на станции. Обернувшись, я заметил, что был не один. В вагоне сидел тот человек, которого я заприметил на станции. Он сидел, склонив голову, и не обращал на меня внимания. В руках у него была какая-то тёмная ткань. Похожа на плащ. Странно, что я не заметил его раньше.

Станция была сделана из белого камня и находилась в идеальной чистоте. Потолок и стены были украшены незамысловатыми, но приятными фресками.

Так приветствовал меня город Белый.

Вскоре я оказался на поверхности. Белый состоял из нескольких этажей. Высокие здания были соединены прозрачными мостиками, так, чтобы свет проникал на любой этаж. Там, куда солнечный свет не доходил, находились фонари, но сейчас они почему-то не работали. Стены зданий также украшали различные гравюры, которые можно было разглядеть даже на очень большом расстоянии. Они изображали различные приятные глазу сцены, которые вызывали у меня только восхищение и приятно чувство на сердце.

Я находился на каком-то из средних этажей. Нижних видно не было.

Но кое-что выбивалось из общей картины. Здесь никого не было. Мои шаги эхом раздавались по всему городу. Ни в одном окне я не приметил признаки жизни.

Чтобы узнать причину этого, я направился в Мэрию. По пути я также никого не обнаружил. Тишина немного настораживала.

Вскоре я дошёл до Мэрии. Она была огорожена небольшим заборчиком, внутри которого располагался небольшой сад и сама Мэрия. Позвонил в звонок. Подождал. Дверь мне открыла прислуга. Хоть кто-то был. Меня проводили внутрь. Я попросил дворецкого провести до Мэра. По пути я поинтересовался у него о ситуации в городе. Он мне сообщил, что жить сейчас здесь невозможно.

Я вошёл в офис Мэра. Его владелец был на месте. Он сидел за столом, уткнувшись в какие-то бумаги. Из окна на него падал солнечный свет. Услышав меня, он поднял голову. У него были небольшие круглые очки и аккуратно уложенные плотные седые волосы. Одет он был в представительский бежевый костюм. Его лицо не выражало особого оптимизма.

- Доброго дня, - поздоровался я, - я с проверкой из Столицы.

- А, комиссия, - отреагировал Мэр, - приветствую.

Он встал из-за стола и стал подходить ко мне.

- В целом всё хорошо, кроме… Ну, вы сами заметили, как я думаю, - после этого предложения он рукой позвал меня следовать за ним. - Все наши граждане эмигрировали. Понимаете, просто тут такое дело, что нам нечем поддерживать город. Поставки жизненно важных для нас ресурсов прекратились, а старые портятся. Сейчас я вам покажу.

Мы спустились на лифте на более нижние этажи. Вскоре мы подошли к раздвижным воротам. Мэр перебрал ключи в своей связке и открыл ворота. За ними находились несколько детей, играющих в машинки.

- Вот здесь пока всё в порядке, сейчас я покажу вам другие.

Мэр снова запер ворота на ключ. Мы прошли ещё дальше к другим воротам. Мэр повторил свои действия и открыл ворота. За ними находился юный парень и девушка такого же возраста. Смущённый парень преподносил девушке небольшую яркую коробку. Не менее смущённая девушка открыла коробку. После этого, она с восторгом достаёт из неё белого плюшевого мишку, обнимает юношу и хочет поцеловать его в щёку, но внезапно они оба пропадают, а на полу образовывается тёмная жидкость.

- Да, вот. Что я и говорил. Портятся. Обычное, вроде, дело. Но эти портятся как-то часто, да и новых всё меньше и меньше. Уже не помню, когда последний раз новые были.

- Я… Кхм… Я сообщу об этом в Столицу, - сказал я, протирая лицо рукой.

- Хорошо. Больше сообщить нечего. Разве что из города Красный часто достают. Не знают сами чего хотят, но постоянно требует от нас это что-то. Вы поговорите с ними, хорошо?

- Хорошо. Спасибо, я пойду.

- Да, до свидания.

Я вернулся к станции. Дела в Белом были не самые лучше, но предстояло посетить ещё много городов.

Гудок. Свет в тоннеле. Подъезжал мой поезд.

Золотой

Дороги. Множество дорог. Перекрёстки, мосты, многоуровневые. С множеством машин. Они живут, они делают жизнь доступной. Красиво.


Станция города Золотой находилась на поверхности. Во время езды через окно я успел насладиться видами готической архитектуры этого города, его колеса обозрения и знаменитой башни с часами. Красота. Не даром культурная столица.

Скоро я сошёл с поезда. На станции находились несколько унылых людей. Сначала я не обращал на них внимания. Но пути я встречал их всё чаще и чаще. Это начало меня настораживать.

Над городом начинали сгущаться тучи. Потемнело.

Чтобы дойти к Дворцу, надо было пересечь площадь. К ней я и направлялся. В особые дни здесь проводили различные фестивали и выставки. Я подумал, что что-то из этого происходило и тогда, ведь со стороны площади доносились оживлённые голоса.

Я выхожу на площадь. Моё предположение оказалось верным лишь частично. В центре площади находился огромный костёр, который окружили люди. Они неспешно подпитывали огонь различными бумагами, книгами и полотнами. Некоторым из этих людей сие действо приносило радость, другие же делали это с грустью и неохотой.

Я подошёл к толпе и задал вопрос:

- Что здесь происходит?

Один из людей с весёлым настроением ответил мне:

- Перерождаемся, сэр.

- Но… Вы же просто сжигаете книги.

- Они всё равно, откровенно говоря, не очень.

- Я не… Вот дайте эту картину. Вполне себе… Ладно, эта картина не удалась, но это даже не повод её сжигать. У вас же есть масса других чудесных произведений искусства. Вы что, сжигаете всё это?

- Да, - ответил более грустный человек.

- Зачем вы это делаете?! Немедленно прекратите! Я уполномоченный представитель Столицы!

- Нас всё равно скоро всех это ждёт, - продолжил он. - Это неизбежно.

- Что за бред вы несёте?! Где главный?

Мне указали на костёр.

Ударила молния. Пошёл дождь, который быстро перерос в ливень. Но пламя разгоралось только сильнее.

- Да что же вы делаете?! Прекратите! Кому говорят! Немедленно!

На меня давно уже перестали обращать внимание. Дождь лил, люди приносили огню в жертву свои произведения. Я смотрел, наблюдал за этим. Я ничего не мог поделать.

С очередным раскатом грома я заметил в небе небольшую точку, которая вскоре переросла в дирижабль. Люди с возгласом "Опять они!" разбежались от костра. Я, рассматривая дирижабль, стал медленно отступать назад. Вскоре он запустил снаряд в Дворец, который сразу после попадания лишился значительной части.

Я побежал к станции. Слышал, как возле площади прогремело ещё несколько громких взрывов. Я был в смятении.

Красный

Я один в зале. Я один в зале дорогого ресторана. Всё в красном бархате: от скатерти на столах до занавеса на сцене. Я медленно прохожу вдоль столов, проверяя гладкость скатерти. От чего-то тревожно. Я смотрю на пол. Из-под щели в паркете выползает жук. Я придавливаю его каблуком своего ботинка. Под ним образовалась лужица алой крови. Я поднял голову, и понял, что этот жук был не один. Из всех щелей вылазило множество насекомых: от обычных небольших жуков до сороконожек. Все они ползли ко мне. Я давил их своим ботинком, но их становилось только больше. Я поднялся на сцену, пытаясь уйти от них, но вскоре и они последовали моему примеру. Я пытался давить их стойкой от микрофона, но это тоже мне не помогало. Они заполнили всё помещение и начинали забираться на меня.


Поезд остановился, хотя до станции следующего города мы ещё не доехали. Похоже, я был где-то на технической станции. Двери поезда открылись. В вагон вошли несколько людей в длинных красных пальто и шлемах. Они собрались куда-то меня проводить.

Это были встречающие из города Красный. Идя к выходу из метро, они сообщили мне, что рады прибытию проверки из Столицы, что у них всё хорошо и готовы это продемонстрировать.

Вскоре мы вышли на поверхность. Мы были у массивных стен города, которые дополняли не менее массивные башни с крупными орудиями на них. Над городскими зданиями находилось несколько дирижаблей. Мы входили в город.

Я осторожно поинтересовался у сопровождающих меня лиц про их агрессивную внешнюю политику к другим городам. Они мне довольно оптимистично сказали, что по-другому с этими городами нельзя, и то, что они этого заслуживают.

Город не особо впечатлял. Скорее он внушал некий непонятный страх. Повсюду встречались люди, одетые как и мои сопровождающие, и агитационные плакаты. В городе кипела жизнь.

Вскоре мы дошли до Башни-штаба. Мы зашли внутрь здания, а затем - лифта. Подъём до верхнего этажа. Мы вышли. Я находился в просторном кабинете Генерала. Его обладатель стоял спиной ко мне, рассматривая свой город в окно. Однако, как только я сделал первые шаги в его сторону, он обернутся лицом ко мне.

- А, а вот и наш гость из Столицы! - радостно сказал он.

Он был одет в всё тот же красный плащ, но вместо шлема на голове у него была фуражка. На лице также находились длинные тёмные бакенбарды.

- Да, это я.

- Вы, наверно, уже успели заметить, что в нашем городе дела обстоят наилучшим образом.

- Заметил. Только у меня есть несколько вопросов касательно вашей внешней политики. Понимаете, я сейчас был в Золотом…

- Все наши действия направлены исключительно на благо земли, на которой находятся наши города.

- Белый город тоже не доволен вами.

- Нами всегда все недовольны, но они не обращают внимания на себя. Именно из-за этого мы их и ворошим. Пускай они работают более эффективнее, принесут пользу всем нам. Тогда мы их оставим. Это и есть наша цель.

- Они не могут нормально работать, пока вы их бомбите. Это же очевидно!

- По-другому с ними нельзя.

- Вы можете просто смягчить свою внешнюю политику?!

- Не думаю.

Несколько секунд я всматривался в глаза Генералу. Не найдя, что добавить, я сказал:

- В Столице с вами разберутся. Вам есть ещё, что сказать?

- Нет, у нас нет никаких проблем.

- Тогда я пойду.

Когда я подошёл к лифту, Генерал мне сказал:

- Да, ещё. Ближе к Синему там какие-то проблемы с метро. Поэтому оно сейчас не работает. Вам придётся идти другим способом.

- Пройдусь пешком.

Синий

Музыкальная шкатулка. Музыкальная шкатулка играет тихую спокойную мелодию, заставляя маленькую хрупкую балерину кружиться. Внутри неё есть множество шестерёнок. Но стоит одной из них остановится, музыка прекращается, а балерина останавливается.


Я шёл по платформе, которая находилась справа от рельс метро. Здесь было темно и сыро, что сказывалось на моём и так загубленном настроении.

Вскоре бездонная пропасть посреди пути, в которую частично наклонился поезд, остановила меня. Первой мыслю, которая посетила меня, это было осознание того, что всё же метро закрыли действительно по весомой причине. Потом я начал думать, как пройти дальше. Единственным выходом из ситуации я нашёл металлическую дверь в тоннеле, которая вела в служебные помещения.

Я открыл дверь. Сразу после этого я услышал тихую музыку скрипки, доносившеюся откуда-то издалека.

Скоро я уже блуждал по служебным помещениям. Звук скрипки становился всё сильнее, и я старался идти на него. Манящая, спокойная, грустная мелодия.

От чего-то дышать в этих тоннелях становилось тяжело. Вскоре я вышел в какое-то просторное помещение. Настолько просторное, что посреди него помещалась платформа с городом. От проёма, в котором я стоял, к платформе вела лестница. Я спустился по ней.

Помещение было не только просторное, но и очень тёмное. Однако я смог увидеть, что в городе находились обычные панельные дома. Среди них располагались различные киоски и лавочки рядом с неработающими фонарями.

Музыка скрипки становилась всё более отчётливой. Вскоре я вышел на какую-то площадь. На ней был единственный работающим фонарь, под которым находился одинокий скрипач, а перед ним - пустой раскрытый футляр от его скрипки. Он играл свою мелодию и не обращал на меня внимания.

- Зачем ты играешь? - спросил я, подходя поближе к нему.

Он ответил не сразу, но позже сказал, не переставая играть:

- Пока я играю, город живёт. Когда здесь будет властвовать абсолютная тишина, и последний фонарь погаснет - город умрёт.

- А…

Послушав пару мгновений скрипку, я обратился к скрипачу ещё раз:

- Как тут можно пройти к городу Синий?

Скрипач развернулся в сторону одной из дорог. Я поблагодарил его и пошёл по указанному пути.

Вскоре я опять вышел к техническим помещениям. В одном из них я нашёл ворота, которые вели на поверхность. Я вышел на пляж возле озера, который окружал густой лес, сбросивший свою листву. В озере и на близлежащих от него территорий находились красивые современные здания, но были они повреждёнными и поваленными. По зданиям, постепенно тонувшим в озере, было понятно, что они не должны здесь находиться.

Я подошёл к берегу. Здесь находилась небольшая деревянная платформа и длинное весло. Я взял весло, встал на платформу и погрёб к самому высокому зданию в озере - Центру Управления.

Люди в здании были обеспокоены. Они постоянно носились предо мной, пытаясь что-то сделать.

Я поднялся на лифте наверх. В комнате Управления находилась Центр. К ней было подключено множество проводов, ведущие к потолку. На ней был белый комбинезон и чёрный лабораторный халат. Кожа и волосы были почти также белы, как и комбинезон.

Я подошёл к Центру. Глядя в её светло-зелёные глаза, я сказал:

- Кажется, город раньше находился повыше.

После недолгого молчания она произнесла:

- От чего-то он падает. Если мы сейчас ничего не предпримем, то он уйдёт на дно озера.

- Вы же сможете что-нибудь сделать?

Центр пожала плечами.

- Может быть, Столица сможет чем-нибудь помочь…

Центр всё также пожала плечами. Она развернулась к окну. За ним где-то вдалеке виднелась Цитадель.

- Куда ты пойдёшь дальше? - спросила она.

- Есть ещё много городов, которые мне надо проверить.

Через несколько секунд тишины Центр произнесла:

- Мне сообщали, что на краях нашей земли появилась новая опасная сила, которая поглощает всё на своём пути. Не знаю, насколько эта информация правдива, но тебе следует быть осторожнее.

- Постараюсь…

- Метро же не работает?

- Не работает.

- Тогда я могу выделить один из своих кораблей.

- Это бы мне сильно помогло.

- Тогда на выходе тебя встретит один из моих капитанов.

- Благодарю.

Снова тишина.

- Я пойду. Может быть, ещё встретимся.

Центр кивнула. Я тихо направился к лифту.

Серый

- Я могу тебе помочь.

- Всё нормально.

- Нет. Тебе нужна помощь. Я понимаю каково тебе сейчас. Я могу помочь.

- Мне не нужна помощь! Я со всем отлично справляюсь сам.

- Дай мне помочь тебе.

- Замолчи! Это не настоящее!


Мы приплыли в снежные места. Весь берег был заметён снегом и представлял из себя снежную пустыню. Это могло значить только то, что мы приближались к городу Серый.

Корабль представлял собой небольшой пароход. Из его трубы непрерывно шёл тёмный дым, пока сам корабль не спеша передвигался по водной глади.

Капитан, поглубже закутавшись в своё синеватое кожаное пальто, наблюдал за деятельностью матросов на палубе. Иногда он отвлекался от матросов и смотрел вдаль в свой бинокль. Я пытался поговорить с ним на какую-нибудь тему, но он был не особо разговорчив. Капитан, однако, рассказал мне, что этот корабль многое повидал, да и себя без него он не помнит. В общем и целом у меня сложилось мнение о нём, как о стереотипном капитане корабля. Борода и фуражка, соответствующая его должности, дополняли этот образ.

Давно мечтал отправиться в путешествие на корабле. И вот можно сказать, что тогда моя мечта исполнилась. Чувство радости от этого смешалось с чувством грусти от посещения городов, общее самочувствие было как минимум странным. Надо мной преобладала то грусть, то радость. Я не знал, как мне себя чувствовать.

Капитан прервал мои размышления. Он сообщил мне, что мы приближаемся к городу. И действительно, вдали были заметны высокие стены города Серый. Они были выше любых зданий в городе.

Вскоре мы подплыли к воротам, которые вели в городской порт. Однако они были закрыты. Единственный представитель города, которого я заметил, находился высоко на стене. Это был городской стражник. Он прижал к себе своё копьё и смотрел куда-то вдаль.

- Откройте порт! - закричал я ему. Он, наверное, не услышав меня, не шелохнулся. - Откройте порт! - закричал я, надрывая горло.

Стражник осмотрелся, ища источник звука. Найдя нас, он спросил:

- Кто пришёл?

- Проверка из Столицы.

- Передайте Столице, что у нас всё нормально.

- Мне надо проверить самому!

- Поверьте, у нас всё нормально! Вам необязательно сюда заходить.

- Но так проверки не делаются! Откройте порт!

- Мы не открываем порт, - сказал стражник, уходя подальше.

Я прокричал ещё несколько раз в пустоту. Я, так и не дождавшись ответа, окончательно опечалился.

Чёрный

Тиканье часов. Вокруг меня темнота и мне видна только дверь впереди меня. Я пытаюсь подбежать к ней, дотянуться до неё, но я не могу приблизиться к ней. Я устал и падаю в бездну.


Начался сильный ветер. Волны часто затапливали палубу водой. Шёл сильный ливень. Было очень темно. Даже прожекторы корабля не могли осветить окружение достаточно хорошо.

Я спрятался в каюте подальше от плохой погоды. Через иллюминатор я наблюдал, как матросов омывают волны, а они держались за поручни, чтобы вода не унесла из за борт. Капитан был с ними. Он раздавал им разного рода приказы, иногда сам помогал их выполнить. Я тоже хотел помочь, но не знал как. Поэтому я просто наблюдал в иллюминатор и чувствовал себя довольно беспомощным.

Я не заметил, как мы подплыли к городу Чёрный. Здесь было очень темно. Конечно, здесь всегда темно, но тогда было особенно. Дальше нескольких метров я не видел. Капитан дал мне лампу-фонарь. Она помогла мне ориентироваться в пространстве.

Я прошёлся вглубь города. На своём пути я редко встречал кого-нибудь, а если это и случалось, то этот кто-то быстро прятался от меня. Попытки заговорить с ними только пугали их.

Земля в некоторых местах словно обвалилась, и на её месте находились дыры, до дна которых не дотягивал свет моего фонаря.

Работающие фонари, которые я встречал, быстро гасли. Свет в окнах также не горел, хотя иногда в них можно было различить силуэты жителей.

Я был в смятении.

Вскоре я увидел свет вдали. Я пошёл на него. Это были два маленьких белых огонька. Я подошёл к ним достаточно близко, их источник находился в нескольких метрах от меня. Я протянул руку с лампой, чтобы лучше увидеть его. Я лишь смог разглядеть человеческий силуэт. Два белых огонька - были его глазами, направленными прямо на меня.

Силуэт сделал шаг ко мне. Потом ещё один и ещё. Меня охватил страх. Я побежал. Бежал до самого корабля.

Зелёный

Пустота. Пустота была в начале. Пустота будет в конце.


Ветер стал ещё сильнее. Корабль постоянно раскачивался из стороны в сторону. Перекричать шум на палубе удавалось только грому. Волны постоянно накрывали палубу корабля, разбрасывая матросов от борта к борту.

Я находился в одной из кают. Я держался за стол, чтобы не упасть. Содержимое же стола уже давно находилось на полу и перекатывалось в разные углы каюты.

Новая волна ударила корабль. Он сильно наклонился вбок, тем самым скатив меня к стене. Что-то громко затрещало. Корабль не захотел выпрямляться и полностью повалился набок. Вода начала постепенно заполнять каюту. Я успешно попытался добраться до двери, перелез через дверной проём и прыгнул в воду. Сориентировавшись в пространстве, я увидел сушу и вскоре поплыл к ней.

Я потянулся руками к холодному тёмному песку. Вскоре я встал на него своими ногами и обернулся в сторону тонущего корабля. Ни одного из членов экипажа я не видел. Я должен был подплыть к кораблю, найти выживших. Но я не сделал этого. Я просто наблюдал за постепенным погружением корабля на морское дно.

Я шёл недолго. Вскоре вдалеке я заметил невысокие здания города Зелёный. Но… Кроме них здесь почти ничего не было. Здания парили над бескрайней пропастью, окружённые различным мусором, уличной мебелью и небольшими кусками земли.

Я стоял на краю этой пропасти и пытался осознать, что я сейчас вижу. Осознание постепенно проникало в голову, но я никак не хотел его принимать.

Здесь не было ни звука.

Край земли, на котором я стоял, отвалился и начал также парить, как и здания. Я тоже не упал, лишь находился в невесомости вместе с остальными предметами. Я добрался до одного из зданий. Рядом с ним ещё находилась уцелевшая скамейка вместе с потухшим фонарём. Я сел на скамью, обхватив голову руками. Я пытался что-то услышать, но здесь… Здесь было слишком тихо.

Рядом со мной находился кейс, который я взял из Столицы. Я открыл его. В нём находился чёрный плащ-накидка. Я надел его поверх своего мокрого костюма. Стало теплее.

Пустыня

- Как он сегодня?

- Как и вчера, да и все недавно прошедшие недели. Нормально. Вы пришли поговорить с ним?

- Да.

- Хорошо, приходите почаще. В таком состоянии ему весьма полезны эти беседы.


Я возвращался. Мне некуда идти, кроме как назад.

Я не знал, сколько уже шёл. Вся моя дорога пролегала через пустыню. Тёмную и холодную пустыню. Ветер забрасывал моё лицо песком. Чтобы хоть как-то укрыться от него, я накинул капюшон плаща.

Иногда в пустыне попадались предметы, которые напоминали мне о давно ушедших днях. Машины, здания, дороги и другое. Мне очень хотелось встретить дерево. Одно живое цветущее дерево.

Вскоре я услышал музыку гитары. Это был простой запоминающийся мотив. Я пошёл на зов музыки и вскоре прибыл к перекрёстку, возле которого стояли три здания. Посреди перекрёстка был навес, а под ним вокруг костра расположились несколько людей. Рыжая девушка в белой рубашке, чёрном галстуке-бабочке и очках играла на гитаре. Рядом с ним сидел человек в оранжевом космическом скафандре. Сбоку от него расположился солдат города Красный, сложив руки на мече, воткнутым в землю. Отдельно от всех сидел человек, полностью укатанный тёмной мантией, похоже, из города Чёрный.

- А, живёте, - сказал я им.

Девушка поприветствовала меня и пригласила к костру. Солдат и космонавт последовали её примеру. Я сел возле костра и поглубже укутался в плащ. Так, что из-под плаща выглядывало только моё лицо.

Я наблюдал за танцем пламени. Танец сопровождала музыка, которую девушка продолжала играть на гитаре. Параллельно девушка рассказывала всем присутствующим свою историю. Она ушла из города Золотой, чтобы найти вдохновение за пределами его стен. В городе она не была уже очень давно, да и вряд ли теперь представится возможность побывать там снова. На мой вопрос о том, нашла ли она вдохновение, девушка промолчала. Космонавт был не особо разговорчив, и рассказал лишь о том, что он успел покинуть Оранжевый - свой город. Однако он был гораздо разговорчивее человека в мантии, который во время моего присутствия здесь не проронил ни слова. Солдат же рассказал, что был со своей группой в разведке возле города Синий, и он сам застал наступление темноты в этом городе. Уйти из всей группы получилось только у него. После этого он попросил меня рассказать свою историю.

Я начал свой рассказ. Рассказал о Столице, о городах, в которых я побывал. Не забыл я рассказать и о том, как встретил темноту, а теперь возвращаюсь назад. И хотя я был уверен в том, что рассказал всё достаточно подробно, в глубине меня зрело чувство, что я что-то скрыл в своей повести.

- В Столице ещё нормально, думаю, - сказал мне космонавт.

- Да, - поддержала его девушка, - ты ещё обязательно успеешь.

- Да, я как раз собирался, - сказал я. - Бывайте.

Я встал. Сделав пару шагов от костра, я обернулся к ним и спросил:

- А вы что будете делать?

- Играть, - сказала девушка, проводя медиатором по гитарным струнам.

Катакомбы

Свеча может гореть долго, но если накрыть её небольшим куполом, то скоро она спалит весь воздух вокруг себя и погаснет, так и не успев догореть.


Вскоре я подошёл к городу Синий. Вернее к тому, что от него осталось. Большинство зданий уже находились под водой. В темноте можно было различить только крышу Центра Управления, которая находилась почти на уровне воды.

Я подошёл к берегу. Там я нашёл всё ту же деревянную платформу и весло. На ней я поплыл к крыше. Когда я уже был на ней, я нашёл люк, ведущий в здание. Я открыл его и спустился по лестнице. По ней я попал прямо в комнату Управления. На полу лицом вниз лежала Центр.

Я подбежал к Центру. Я попытался её поднять и перевернуть. Она очень ослабла. Её сил хватало только на то, чтобы посмотреть на меня своими зелёными глазами и пытаться шевелить губами.

- Ты как? - единственное, что я нашёл спросить у неё.

- Тебя ждут… Там…

После этих слов она замолчала и закрыла глаза. Я аккуратно опустил её на пол и пошёл к лестнице. Я поднялся и снова оказался на крыше. Мне казалось, что вокруг стало ещё темнее. На дальнем берегу возле леса стояла тёмная фигура и наблюдала за мной своими двумя белыми яркими глазами.

Скоро я был в метро. Проход к рельсам, которым я пользовался ранее, был завален. Мне пришлось искать другой путь. Других дорог я не знал, поэтому пришлось идти интуитивно.

Я долго плутал по тёмным коридорам. Постоянно встречались тупики и приходилось возвращаться назад. Меня постоянно накрывали страх и отчаянье.

Вскоре я дошёл до ворот, закрытых на засов. Я отворил засов, толкнул их рукой, и они со скрипом открылись. За воротами был ещё один коридор, который вёл в просторное помещение. Я пошёл прямо к нему. Ворота скрипнули ещё раз, но, обернувшись, я ничего не заметил.

Вскоре я зашёл в просторное помещение. Оно напоминало какой-то цех. Надо мной находились различные железные переплетающиеся мостики, ведущие из одного края помещения в другое. На стенах находись комнаты с окнами, подпираемые железными опорами. Сверху свисали тросы подъёмных кранов.

Здесь было очень душно.

Но я обратил внимание на всё это в последнюю очередь.

Весь пол был усеян человеческими трупами: как давно разложившихся, так и свежих. Наверно, их сбрасывали сверху. Не желая наслаждаться данной картиной, я развернулся и направился обратно к воротам.

Однако возле ворот уже кто-то был: тёмная фигура с белыми светящимися глазами, которые я видел в Зелёном и недавно в Синем. Я быстро отступил в просторное помещение и побежал по трупам к мостикам, стараясь не споткнуться. Я пронёсся несколько лестничных пролётов. Остановившись рядом с одной из комнат, я подошёл к поручню и посмотрел вниз. Никого не было. Я с облегчением отошёл от перил. После этого я осмотрелся, пытаясь продумать дальнейший путь. Я решил зайти в комнату, рядом с которой я стоял.

Я открыл дверь. Меня схватили за воротник пиджака. Две белые точки смотрели прямо на меня. Я пытался отбиться, отодвинуть его, но руки почти полностью онемели. Мне удавалось лишь слегка покачать ими, при попытке поднять руки.

- Ты убил их.

- Нет, это был ты.

Даже вблизи мне не удавалось хорошо разглядеть силуэт, но в его очертаниях проглядывало что-то пугающе знакомое.

- Ты бич этого мира. Ты окутываешь его в непроглядную тьму.

Он приблизил своё лицо к моему. Я закрыл глаза и стал убеждать себя, что нахожусь один в комнате. Весь похолодевший, я открыл глаза. Предо мной никого не было.

Я упал на колени и закрыл лицо руками. Я помню, что я сделал. Я знаю, где я сейчас. Я не знаю, что мне делать.

Страх и отчаянье усилились, но вскоре их заменила злость. Я отвёл руки от лица, посмотрел на них, затем осмотрел окружение. Вокруг была безграничная темнота. Под решёткой, на которой я стоял, ко мне тянулись сотни рук. Но я был слишком далеко от них. Я их там запер.

Я был в своём аду.

Я снова закрыл лицо руками. Я не знал, что делать. Я мог только злиться. Это моя вина, что я здесь. Я не смог ничего изменить.

- Всё ещё можно изменить, - раздался её приятный голос.

Её руки коснулись моих. Отведя их в сторону, она открыла моё лицо. Она сидела предо мной и смотрела мне в глаза. Я не мог поступить также. Мои глаза смотрели в пол.

- Поздно, - сказал я.

- Там ещё есть люди, которым ты нужен.

Я промолчал. Я не был уверен в себе.

- Ты должен дойти до конца. Ты сможешь всё изменить.

- Я не знаю…

Молчание. Я посмотрел на то место, где она сидела. Пусто. В таком состоянии я пробыл несколько минут. После этого я вновь закрыл лицо руками и начал представлять, что нахожусь в Столице.

Цитадель

- Слушай…

- Да?

- Помнишь, мы как-то разговаривали о детстве?

- Помню.

- И у тебя тогда игрушек совсем не было?

- Конструктор как-то раз появился. Рисовал ещё.

- И что ты строил?

- Была у меня тогда одна воображаемая страна. Её я и пытался построить. Деталей не очень хватало, поэтому часто приходилось прибегать к рисункам и воображению.

- И что это была за страна?

- Ну, знаешь. Я за неё садился вечером перед сном, и можно сказать, что на её жителей я выливал всё пережитое мной за последнее время.


Я был в доме, тихом и спокойном. Где-то ритмично тикали часы. Больше я ничего не слышал.

За окном было темно и мрачно. Никто не решался порушить тишину. Я не хотел ничего делать, но я должен был найти её. Я посильнее укутался в плащ и вскоре покинул дом.

Через некоторое время я дошёл до школы. Перед ней находился Т-образный перекрёсток. Я продолжил идти прямо.

Тёмные облака нависали над городом. Ни в одном из окон не горел свет. Всё было окрашено в чёрный цвет, не давая возможности узреть какую-либо другую краску. Только две маленькие белые точки не спеша преследовали меня.

Каждый шаг давался с трудом. Мне хотелось лечь и забыться, навсегда стереть этот мир, оставив после него только тьму. Но что-то двигало меня вперёд.

Цитадель была близко. Она возвышалась над всем, превосходя любое здание в любом городе. Её вершина терялась среди облаков. Не удивительно и усомниться в том, что у неё вообще есть вершина.

Небо над ней ещё было ясное, однако совсем рядом можно было увидеть, как оно плавно сменяется тёмными тучами.

Ворота Цитадели были открыты. Я зашёл внутрь. В центре помещения находилась лифтовая платформа. Я встал на неё и стал подниматься вверх. Перед платформой находилось длинное непрерывное окно. Отсюда было видно много городов: Белый, Золотой, Красный, Синий… Все они потеряли свои цвета.

Вскоре лифт остановился на одном из этажей. Это была смотровая платформа, через окна которых можно было увидеть постепенно осыпающийся край мира. Посреди комнаты находилась дверь. Рядом с ней стояла она, наблюдая через окно за миром.

- Я пришёл, - сказал я.

Она обернулась ко мне, подняла голову и улыбнулась.

- Ты ещё не дошёл. Тебя ждут в другом месте.

- Ты ошибаешься.

- Ты сам знаешь, что врёшь себе.

Я перевёл взгляд на окно и произнёс:

- Это место… Оно так…

- Свет ещё не исчез, а тишина не настала. Ты сможешь построить новые города, гораздо более величественнее.

- Но а ты…

- Я буду ждать здесь. Ждать пока не вырастут первые цветы и деревья.

Я обернулся к двери. Рядом с ней находился знакомый мне силуэт.

- Я не хочу…

Она подошла ко мне, сняла капюшон и обняла. Я смотрел на окно. Смотрел на земли, которые находились за ним; на ещё уцелевшие города и на её.

Я чувствую, как лежу на чём-то мягком. Я слышу тиканье часов, пение птиц за окном. Я чувствую, как кто-то крепко держит мою руку.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License